Alexandr

toncavinal


Размышления постороннего.

То ли я не от мира, то ли мир...


Previous Entry Share Next Entry
Синие киты Мангазей.
Alexandr
toncavinal
Был такой город. Есть такая игра. Их объединяет смерть. Медленное затухание разумной жизни. Игра попала на благодатную почву. Прежде, чем запрещать и угрожать создателям, надо разобраться. Только как? Игра увлекает ребёнка в пустоту. Но, вся наша действительность увлекает всю культуру в пустоту. Зарабатывай и трать - стало символом нашего развития. Поход в тупик - нашей общей целью.
С упрямством ломовых мулов увлекают в пустоту. Зарабатывай и трать. При этом - верь. Нельзя требовать от неокрепшего сознания противодействия тому, чего оно не знает. Синий кит тянет туда, где нет постоянной гонки на выживание. К игре толкает всё окружение. Внедрение чуждой и чужой культуры привело в результате к вере в мощь синего кита. Без соменения, разработчики сделали всё с изощрённым умом. Ударили по болевой точки. Той, которую создали взрослые.
Город тоже играл в синего кита. Потому проиграл. Урок не усвоен. Страна играет в синего кита. Всё замкадье.
Город является центром. Промышленности, культуры, управления, торговли. Центром мысли округи. Разумом. Если город есть лишь воплощение одного качества - он умирает. Играя в синего кита. Пример - Мангазея. Центр торговли так и не стал центром промышленности. Не стал центром культуры или науки. В тех условиях не мог стать. Ушла торговля - ушёл город.
Если вытащить из дерева ствол, останется бесформенная груда ветвей. Они могут как-то сростись в куст. но, деревом не станут. Города замкадья стали подобны дереву без ствола.
Омск. С высоты полёта можно видеть его историю. Старые промышленные и управленческо-торговые кварталы. Чёткая планировка. Жилых домов не осталось. Всё снесено временем. На их месте - советские управленческие районы. С чёткой планировкой. Дореволюционные жилые районы - выше по Оми. Бесплановая застройка. Деревянные дома или на их фундаменте кирпичные. Старые предприятия не сохранились. Они уничтожены погоней за прибылью. Советские жилые районы подкупают планировкой.Школы, больницы, промзоны. Всё расчерчено дорогами. Ямы которых с воздуха не видны. Военные части и медицинские городки. Дороги, площади, въезды во дворы и выезды. И, наконец, новые кварталы. Кварталы многоэтажек без особого замысла разбросанные по территории города. "Посаженные" на одну дорогу. Без школ и площадей.
Без школ, площадей и вообще без особого смысла. За МКАДом жизни нет. Нет плановой и разумной. Город стал призраком. Из него вынули стержень развития. Нет науки, как единого  понимания развития. Нет промышленности, как единого механизма. Заводы распроданы. Вместо общего рисунка есть штрихи неумелого художника. Владельцы завода производства одного хим продукта - частники, выкупившие завод в нулевые. Да так и не удосуживающиеся его как-то модернизировать. Незачем. Приносит прибыль и ладно. Сырье поступает по принципу "как урвали". Конечный продукт - похоже. Так везде. Вместо чёткого планирования весь город живёт как придётся. Что недопустимо в промышленно развитом обществе.
Удручает потрясающий непрфессионализм. Во всех сферах. От чиновников в "архитектуре", которые с 2008 (а, может, раньше) не удосужились привести в систему координат те районы, что отшли к городу. Переложив на плечи владельцев эту работу. До замерщика в фирме по установке дверей. Забывшего важные детали. Договариваясь к девяти утра, рабочих можно ожидать после десяти. Как и решения чиновников. Что такое планирование понимается очень смутно. Слово "стратегия развития" воспринимается как издевка. Или ругательство.
Транспорт миллионного города с довольно жёстким климатом развивается как душе выгоды угодно. Джипни на Иртыше.
Обещания губернатора по окончанию строительства нового аэропорта и метро уже выглядят издевкой в глазах жителей. Это выдаёт дикий непрофессионализм. Назначенный правитель настолько не был в курсе развития города и области, что не смог провести ни один из обещанных проектов в жизнь. Люди продолжают жить и мучится в бараках. Могу даже районы назвать. Бараках без туалетов. При минус тридцати. На этом фоне заявления мэра (как громко и иностранно!) Москвы можно рассматривать, как издевку всему городскому хозяйству. Именно Москва и Питер (что более верно для грабежа города) являются выгодоприобретателями. Именно туда были "проданы" предприятия города. После чего сетования премьера на состояние омских дорог выглядит глупостью. Омские дороги моют шампунем в Москве и Питере.
Выборы мэра города показывают весь абсурд этого цирка. Кресло мэра здесь служит лишь трамплином. На Москву. За город никто бороться не будет. Манякин умер. Новый не родился. На место претендуют те, кто управлять городом не станут. Лишь выполнять указания свыше. Город никому не нужен.
Наука... нет её. Нет и всё. Есть лишь энтузиасты. Работающие на свой страх и риск. И вера. Церкви. Соборы. Масса тех, кому сегодня вера заменяет всё. Прошлое и будущее. Развитие и саму жизнь.
"Какие пирожные на Пасху? Берите куличи". - вся жизнь уложена в слова продавца кулинарии. Мне не нужны куличи! Как нет желания смотреть на новые соборы. Вокруг которых месиво дорог. Мне нужны пирожные. Те старые пирожные. Заварные. Которые всегда мог позволить себе купить отец, воспитывавший двоих детей один. Всегда мог позволить купить пару пирожных. Мне не нужна вера. И её символы. Умирая, я уйду без возврата. Котла и маны. Просто в никуда. Я хочу видеть ракету, летящую далеко. К звёздам, но не купол собора-новостроя.
Дороги, конечно, ремонтируют. Как всё. Забывая, что городские дороги - это не почтовые тракты прошлого века. Им нужны канализационные отводы. Тротуары. Бордюры. Перекрёстки. Иначе они быстро развалятся и придут в первоначальное состояние. Что и происходит.
Синий кит - символ развития современного российского города. Путь в никуда. Мангазея - его будущее. Ибо целостности понимания этого пути нет.    

?

Log in