Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Alexandr

Призрачные города.

Город встаёт из каких-то глубинных слоёв памяти. Гулом и бликами в темноте ночи. Нород, опоясанный заводами. Вечное движение. И вечный гул. В глубине памяти всплывает поле за домами. Сегодня оно застроено. А тогда принадлежало институту. Там было просторно кататься на лыжах. А по осени лущить пшеницу. Если встать посред поля, то со всех сторон слышалася гул. А ночью пылало зарево.
Этот город превратился в призрак. Нет! Он жив. Только в памяти он встаёт призраком. Тёплые окна домов суровой сибирской зимой. И плевать, что теплота окон простиралась до девятого этажа. Он стал призраком. Сегодня я не узнаю город. Он стал чуждым. Не чужим. Отчуждённым. Он сохранился в памяти, приходя во снах. Город-призрак. Он исчез в алкогольно-тренировочных девяностых. Сегодня это простой мегаполис. Один из вымирающих-провинциальных. Вымирает он в сравенении с памятью. Город-миллионер. Промышленный и культурный центр стал торговым. Центром.
Равнодушно смотрю, как в призрак приевращается другой город. Нет, он не вымирает. Более того: он себя прекрасно чувствует. Бывший шахтёрский. Ему уже тысяча лет. За полтора десятка лет он так и не стал родным. Но, и не чужой. Я могу скрыться в его нутре на десятки лет. Он и не заметит. Как не заметит ни один чиновник. Он становится призраком. В сознании. Я иду мимо его аккуратных домов и они сразу превращаются в пыль. Погружаясь в сны. Уходя из реальности. Идут перемены.
Слепая судьба? Отнюдь. Не в этом случае. Судьба не слепая. Мы её делаем сами. Мы можем равнодушно пройти мимо богатого будущего и остановиться в нищете. Потому, что нищета возможно есть комфорт. Для нас.
горрод погружается в бездну памяти. Он остаётся таким, каким я его увидел первый раз. Туго стянутый автобанами. Которые связали свободу его развития так, как отстатки древней стены. Трёхсотлетние дома уходят в память. Где за красивым фасадом скрывается пыль и тлен. Где дворы, воспетые поэтами, стали местом закладок. Пусть что угодно говорят о спокойствии немецких городов. Там, за цветными фасадами, скрывается страшная жизнь. Выплёвывая отряды СС. Извергая из себя гестапо.
Город, так и не ставший родным, стал хорошим знакомым. Я знаю его каждый закоулок. Могу пройти с закрытыми глазами. Но, родным так и не стал. Уютный. Довольно чистый. С ним можно посидеть у фонтана. Можно зайти в магазины, которые, в отличие от магазинов мегаполисов, уютные и чистые. Родным так и не стал, погружаясь в пучину извилин мозга, которые называют памятью. С ним можно пройти по центральной улице, застроенной как домами шестнадцатого века, так и встроенными зданиями последних лет. Пройти молча. Нам не о чём разговаривать. Мы чужие. Мы хорошо знаем друг друга, но мы остались чужими. Улыбнёмся друг другу издалека. И разойдёмся. Нам нечего сказать друг другу. Он принёс в далёкий Сталинград отцов и дедов моих знакомых и получил сотни тонн металла. В основном, на северную окраину. Где был до основания разбомблен химический комбинат. На котором трудились пленные. Их могилы остались на городском кладбище.
Но, где-то в центре городка, взывают непогребённые десятки душ, засыпанных в далёком 45-ом в бомбоубежище. В центре городка. Их так и не нашли. Всё смешала пятитонная бомба, которая предназначалась для химической фабрики смерти. В полукилометре на север и в нескольких сотнях метрах вглубь остались в завалах пара сотет шахтёров. Из 46-го.
Я не слышу их. Я им чужой. А они мне.
Город рассыпается в пыль. Сохраняясь в извилинах головы. Дом, построенный единственным участником битвы при Ватерлоо, сносят. Вернее, сносят тот хлам наслоений гипсокартона и гнилого дерева, связанного ржавыми гвоздями. Памятник не выдержал течение времени.
Скоро этот город уйдёт в прошлое. Как ушёл огромный сибирский мегаполис. Если мы ещё втретимся - это будет другой город. Ибо первые воспомнинания о городе заменяются новыми далями. Горами и древней, исчезнувшей культурой мегалитов. Морем и кораблями, соящими на рейде порта.
Город медленно исчезает в пыли времени. Пыль оседает. Покрывая руины памяти. Церковь, башне которой тысяча лет, а притвору нет и двухсот. Мост, перестроенный уже на моих глазах. Парк, ставший прибежищем барыг вечерами.
Всё это проходит пеленой. Пелена спадает. Жаль? А чёрт его знает!
Alexandr

Решения без проблемы.

Власти России потратили трлн рублей на борьбу с короновирусом.
Воистину, нет ничего лучше решения проблем, которые известны и которые выдуманы.
Глобальное потепление, кпримеру. И плевать, что таких глобальных потеплений было десятки. В Шотландии рос виноград задолго до промышленной революции. Зато с промышленной революцией пришли капиталы, которые можно вкладывать на борьбу с потеплением. При этом сами вложения становятся капиталами. Бюрократия совершает прижок в стороны. Вместо развития предлагается борьба. С ветряными мельницами.
Похожая ситуация складывается с модным вирусом. На его раскрутку и последующую борьбу с раскруткой потрачены триллионы. Вирус стал надёжной сотавляющей для очередного экономического прыжка в сторону. Потому, "он" пришёл надёжно и надолго. Борьба с вирусом встроена в мировую экономическую систему.
Сегодняшнее развитие можно коротко озвучить простой формулой: застой-выдуманная прорблема - её решение- застой.
К сачстью, вирус оказался не так опасным, как его малюют. Художники с полной отдачей закрашивают пробелы. Лишние деньги брошены на благое дело - борьбу с привычками нехорошими. Буль то вирус или потепление. Иначе эти деньги пришлось бы вынуждено вкладывать, во избежании суперинфляции, в образование и новые отрасли. Ибо сама система образования уже не поспевала за развитием информационных технологий. Она не усавивала информацию. Зато, с помощью страха, удалось на некоторое время затормозить развитие. Сбор информации ограничили сбором данным по заражённым. И пусть быдло само разбирается с ложью. Бьёт копытами себя в грудь за и против прививок. Система с помощью вируса спасает себя. Вкладывет деньги в борьбу с вирусом. То, что эьта борьба далека от науки - никого не должно волновать. Наука себя исчерпала британскими художествами.
"Британские учёные" стали мемом. На самом деле они лишь катализатор упадка периода накопления информации. Прорыва нет. А знания накапливаются. Людей необходимо занять. Создать инфраструктуру. Они и создают с помощью не нужных грантов.
Не надо посыпать себя пеплом в отношении российской науки. Мировая наука давно работает лишь на извлечение прибылей. Недаром расплодилось столько лабораторий по защите от хакеров. Хакеры сегодня - необходимое звено упадка. Чтобы провал дальше не провалился. Последние два десятилетия система образования подготовила программистов. Но, без пространственного развития они лишь уходят сами в себя. Штампуют игры и способы научного снятия денег со счетов. Над ИИ никто толком не работает. он может оставить без работы миллионы сетевых мошенников и бездельников с их программмами защиты. Все эти сопли, что ИИ уничтожит рабочие места - ни что иное, как слёзы теоретиков жизни. ИИ создаст базу для пространственного развития. Но, эта база не нужна. Нужна помещичья вотчина. Главной ценностью стала собственность. Ментальное развитие мира вернулось к крестьянским ценностям. Испугавшись просторов космоса и силы расщепления атома.
Недаром сегодня те, кто требует поголовной вакцинации ещё более фанатики, чем её отвергающие. Человечесвто отринуло ценнсть познания и погрузилось в эгоистичное самосозерцание. Развития страны не могут без массы рабов. Дети стали символом несвободы и бедности. НО! Они всегда были таким грузом! Хотим мы это или не хотим. Дети не дают сампогружаться. Они требуют развития. Отказавшись от детей, закрывшись масками от проблем, фанатично веря в доброго дядю "цивилизация" погружает себя в мир, из которого упорно выбиралась тысячи лет.
Если такое полное погружение произойдёт, то потребуются опять сотни лет непрерывных войн. За ресурсы душ. Материальные поделены.
Alexandr

Последнее китайское.

Китайские учёные предупредили, что если ничего не предпринимать против климатических изменений, то через лет восемьдесят продолжительность тёплого сезона в России может достигнуть полгода и больше.
Есть кто против из сибиряков? Надо бы процесс немного ускорить?
Alexandr

Основные принципы исследований.

Наверное, это первый личный пост об исследованиях. Первый пост, который сам соблюдаю и призываю соблюдать всех читателей и читающих.
Сегодня принято отказывать истории в научности.
Однако, всем интересующимся необходимо усвоить, чем отличается исследователь историк от истерика от науки.
Последние руководствуются эмоциями, базирующимися на одном источнике. Которые исследуют поверхностно. Лишь сопоставляя с другими источниками. Реже призывая смежные и не очень науки. Отсюда возникают математические моделирования, как основа теорий.
Все это имеет место быть. Но, не является основным в исследовании.
Основой основ для понимание истории есть критика. Критика источника. Его глубокое исследование. Потом уже идет сопоставление источников. Каждый(!) Из которых критически разложен.
Хрестоматийный пример - книги Резуна. Где без критического исследования рассмотрены немецкие источники и сопоставлены с критикой советских. В результате получается дикая смесь. Сравнимая с геббельсовской пропагандой.
Следующая ошибка всех - особенно "альтернативщиков" - наложение современных мотивов поведения без критики на события прошлых лет. Отсюда выводятся ошибки (практически все современные исследования ВОВ) о неграмотности того или иного политического или военного деятеля. Без учета того, что обьем информации горе-исследователей попросту был недоступен в то время.
Многие современные, позиционирующие себя независимыми, ученые впадают в еще одну крайность: наделяют прошлых деятелей знакомой им психологией. Потому их французские рыцари поступают, руководствуясь ценностями русского мира. А Сталин - воплощение Рузвельта с психологией Пол Пота.
Веду к тому, что люди, пытающиеся рассуждать в исторических контекстах должны подвергать критики те источники, на которые опираются.
Грубо говоря, нельзя стрелять из СВД, не учитывая поправки на ветер. Чем дальше находится цель, тем большую роль должны играть поправки. Не сетовать на винтовку (научное понимание истории(, но принимать поправки.
Это касается любого автора, который занимается литературной деятельностью. Тех же блогеров. Принимать во внимание критику источников. Свой опыт и данные смежных точных наук.
Полное пренебрежение данными правилами привело к тому моральному хаосу, который воцарился сегодня в головах людей по отношению к "пандемии".
Является тем базисом бардака в исторической науке. Таким же опасным, как и погоня за прибылью, вопреки здравому смыслу.
Alexandr

Под шумок.

Пока суть да дело, пока власти "борются" с "вирусом", цены растут. Растут на всё. Не по дням. Растут во всём мире. Кризис неопределённости берёт за глотку.
Таких цен на недвижимость, строительные материалы и машины по Германии ещё не было.
В выходные в Мюнхене копы разогнали демонстрацию против вирусной шизофрении.
Власти получили неограниченное и одобренное большинством право под видом борьбы за здоровье разгонять все собрания и сходки.
Вирус оказался (или задумывался, попался под руку вовремя, кто знает) как раз в нужное время в нужном месте для помощи власти безболезненно набивать карманы во время кризиса. Повторяю: при всеобщем одобрении.
Запрет на демонстрации! Теперь кто из "российских либералов" скажет про демократию в Европе? Рычаг против любой демократии оказался очевиден. Не нужны толпы копов. Нужен страх перед вирусом. И никто не выйдет на борьбу против беспредела власти.
В Англии вводятся драконовские меры против выступлений. Опять-таки под шумок борьбы с вирусом. Копы смогут разгонять любые собрания. Любые!
Власть показала своё истинное лицо. Ей плевать на развите.
Главное - удержать право повелевать в своих руках. При этом не только внутри страны, но и на международной арене. Давить всех развивающихся и сомневающихся. Не пущать любопытных.
Религиозное поклонение, выработанное веками наказаний от власти и богов, выработали в "свободолюбивом" европейце привычку "к дисциплине", которая в любой момент может перерасти (и перерастает) в религиозный страх того,на что укажет толпа и власть.
Бессилие европейца, зажатого в тисках городских стен, его поиск "места в жизни" и страх перед тем, что за стенами привело к сегодняшнему кризису. Который более не экономический, но ментальный.
Все знают, что "система" изжила себя, но боятся нового. И стремятся всеми силами вернуться обратно.
Человечество не желает выходить за стены европейских городов. Ибо вся образовательная программа всего мира была выработана за этими стенами.
Те же, кто, по воле случая, оказался за стенами, превращаются в бандитов. Т.е. начинают играть ту роль, которую им написали за стенами городов.
Князья вольных пастбищ превратились в "элиту" и выкачивают все ресурсы города. И деревни. Последняя роль играет чисто символическую, являясь пищевой базой.
Под шумок кризиса князья начинают городу продавать те технологии, от которых город давно отказался: некую чистую энергию, при которой современное общество перестанет развиваться, поскольку цена за неё окажется неподъёмной; пропахшие нафталином электромобили, проблема заправки коих не решена и решена на мировых просторах не будет, велосипеды и жильё в пещерах, многоэтажных или горных, глвное - на "своём месте", в загоне.
Князьям необходимо всеми силами прекратить развитие городов. Не допустить научного выхода из кризиса. Загнать науку в подполье: придать ей сугубу утилитарное значение. Город панически боится всего, что за стенами. Потому переход количества в качество не происходит: страх. Сейчас необходимо выйти за стены. И уже признаются мысли, что наука стала опасной.
Она и была опасной.
Но сегодня всю науку пустили по следу "вирусов". Увы, исключить такой риск из науки невозможно. Что и показали последние годы: полный застой по причине страха власти. Допустить научного равенства каст власти сегодня не в состоянии: всё, что накоплено поколениями князей за стенами может превраться в пшик. Потеряет свою ценность и привлекательность.
Дальнейшее развитие требует полного равенства. Стран и народов. Ликвидация князей и "элит". Заменяемость на основе широго образования любого управленца в зависимости от поставленной временем задачи. Сегодня власти не справляются с этим. Они давно закостенели в своём развитии. Но, пока полным ходом шла разработка элитных товаров, всё пускалось на самотёк. Когда для развития потребовалось привлечение масс - тут и произошёл коллапс. "Элита" ищет выход из сложившейся ситуации. Станет давить она низшие касты и страны или найдёт себе другой путь (пока ей неизвестный) - покажет время. Единственная цель сегодняшнего кризиса - любой ценой сохранение власти у семей. "Вирус" и прочая оказался кстати.
Под его шумок любдей посадили по домам, изолировав друг от друга страхом. Закрыли городские ворота. А по одиночке ни люди, ни города князьям не опасны.
Alexandr

Грантоеды.

80 % населения России до революции составляли крестьяне. Около 5% дворяне и прочие придворные.
Почему то 80 % сегодняшних ученых и, особливо, журналистов уверены, что в эти 5% обязательно вхожи их предки. И они имеют право нам навязывать свое понимание истории. Они категорически уверены, что не будь советов, они бы обязательно получили бя высшее образование. Окончили аспирантуры и могли бы, похрустывая французской булкой, продолжать заниматься наукой.
Лично я уверен: максимально смог бы быть свободным фермером в костромской губернии или наемным рабочим в самарской. Зная из рассказов соседей и родни, как проживала крестьянская часть населения на территории страны. Зная, как и какое образование получают сегодня немцы из рабочих семей, и какое выходцы элит.
Из 80 человек, к примеру, гуманитарного факультета Бохума в науке осталось (выпуск 95го) двое. Основная масса, не имевшая связей, работает в торговле. Из разговора с одним археологом.
Так что, французской булки бы точно не хватило. Хватило бы леса на заготовках под Костромой. Или на лесопилках Самары. Ржаного хлеба. Который бы не успели вывезти во Францию. Ну и водки.
Эх, сидел бы в джинсах перед своей деляной. Ни нефти, ни золота. Это вам не Клондайк. В лучшем случае контролировал бы работу наймитов-лесорубов. Или сам.
Что, собсвенно и приходится делать. Без связей и образования. Только не хватает вкуса французской булки. Дорогая она. На зарплату не напокупаешь. Я ж не из графьев.
Alexandr

Заговор маразма.

Довольно высокий, но узкий уровень образования граждан. Нехватка идей для сплочения общества (по сути, кроме идеи обогащения ничего и нет). Постоянная ложь официальных источников. При том, что современная наука находится в поиске. А гуманитарная ее область в упадке. Привело к ситуации возникновения мировых идей, основанных лишь на отрицании.
Сложность и многогранность современных научных дисциплин при торжестве эгоизма и стремлении всю жизнь посвятить удовольствиям оттолкнула людей от стремления научного понимания мира.
Вера в сверхестественное. Теории заговоров. Масонские ложи и сионизм.
Вирусы, кометы, сверхвулканы легко наложились на веру в апокалипсис.
Верить в любой вирус гораздо легче, чем продолжать работать и развиваться. Разбогатеть за чужой счет и стать более влиятельным за счет всемирного страха.
Поклонение (почти религиозное, во всех странах) перед богатыми соседями по планете напрямую выходит из христианской теории исключительности.
Когда во главу угла ставится материальное, а других теорий развития и нет - возникают альтернативные миры. Которые не выходят за понимание "разделить". Развитие отходит на второй план. Но! Без понимания пути развития теория справедливого разделения приводит к войне всех против всех. Что поддерживается определенными кругами торговцев и промышленников, силовиков и банкиров в разных вариантах.
Религиозный страх перед любой болезнью - следствие восторжествовавшего эгоизма, как смысла жизни. Человек в одиночку бессилен. А масса подвержена паники. Отсюда метания.
Шизофрения всех мастей процветает. Раздвоение сознания - результат воздействия средств коммуникации на собственные наблюдения. Система анализа информации находится в руках мошенников (хорошо хоть не из одного клана).
Количество людей на планете в качество разума не перешло. Да никто к этому и не стремится.
Alexandr

Борьба с солнцем.

Билл Гейтс заявил об опасности глобального потепления. О том, что надо вкладывать в технологии по уменьшению выбросов. Опять в карманы норовит залезть, тварь жадная.
Или "американцы тупые" действительно?
В истории планеты были периоды глобального похолодания и потепления. Они абсолютно не зависимы от человека. Любой геолог, биолог или историк в курсе, что периоды колебания температуры четко прослеживаются по слоям. По периодам вымирания.
Что все эти колебания зависят от вращения планеты или циклов солнечной активности.
Гейтс себя возомнил равным в борьбе с солнцем? Не рано ли?
Все эти прыгалки вокруг влияния человека на климат можно сравнить с верой муравьев в то, что трудом их муравейника солнце зашло за гору.
Это необходимо изучать. К проблеме относится с позиции тех знаний, что уже успели накопить климатологи.
А Гейтс .... ему достаточно. Послать его... на исследование рака. Болезни.
Ну, или в омут. К раку. Вместе с его последователями.
Alexandr

Деиндустриализация сознания.

Вирусная истерия выявила еще одну причину кризиса. Общество разучилось работать. Люди не хотят палец о палец ударить для удовлетворения общественных интересов.
Сегодня глупо пытаться - с таким антирабочим настроем - проводить любые перемены.
В головах прочно сидит вбитое: кто то их ограбит. Даже на собственных дачах.
По сути, мы разучились рисковать. Забыли те свойства и те настроения, по причине которых человек вышел из пещер Африки и заселил тундру.
Мы обожрались. Привыкли перекладывать ответственность.
Игра стала смыслом жизни, потеряв свою основную функцию: готовить к жизни.
Игра стала жизнью.
Надо понимать: с возникновением общества, классов и государств возникли и те особи, которые хотят жить за наш счет.
Это не есть изобретение "путинской демократии".
Партийные боссы и биржевые спекулянты, Силовики всех мастей. Управленцы.
Это составлящие нашей жизни. Хотим мы этого или нет. Их существование не повод сложить руки. Искать возможности их уничтожения или замещения.
Но.... мы хотим, чтобы все решилось .... без нашего участия. Инфантилизм зашкаливает.
Вирус выявил эту тревожную тенденцию.
Люди спрятались за масками. И опустили руки. Все передав "в руки господа" - управлениям по вирусам.
Доверившись тем, кому сроду не доверяли. Страх вируса обьединил все партии и течения в едином порыве: как бы чего не случилось.
С таким настроем, увы, ни новых предприятий, ни, тем более, новых отраслей науки основано не будет.
Что и происходит.
"Ученые выявили как носить маску, чтобы не запотевали очки".... тупее этого оскорбления для ученых я бы не выдумал.
Помнится, ученые ставили эксперименты на себе. Погружались в неизвестность и уходили в небытие скорости и пространства.
Сегодня они ищут способы, чтобы очки не запотели....
Засим и победим.
Alexandr

Англо-не-саксы.

Упрощение в изучении определённых тем, языков, наук оно, конечно, хорошо. Но, до определённого предела. Иногда становится абсоблтно непонятным: почему учёные в своих работах опускаются до упрощения. Нет, однозначно, необходимо так изложить материал, чтобы окружающие поняли. Особенно, это касается гуманитарных наук. Но, при этом, нельзя забывать, что упрощение ДЛЯ понимания не должно влиять на изложение сложности пороцессов. После некоторых "учёных" становится понятно, что тестовая система ЕГЭ имеет глубокие корни. В комиксах. В которое превратили изучение сложных материалов.
Англо-саксы... Был такой термин. Он обозначал лишь неизвестное население северной Европы, среди которого можно было выделить часть саксонских родов и часть родов племени англов. Вот и всё. Но, сегодня этот термин опасно употребляется в широком понимании политики ЕС, Америки, Англии. Всех, кого мы считаем виновниками - небезносновательнос считаем, но сильно упрощаем - в развязывании мировых войн, местных конфликтов, торговых пошлин и прочая, прочая, прочая. Европейская культура военной демократии очень сильно изменила мир. Но, она не была единой. Тем более, сейчас термин англо-саксы применяется, скажем так, для объяснения параксов политики. Но, никаких парадоксов нет. Есть совсем другое.
Есть разные рода, фамилии и цеховые, которые из времён миланских гвельто-гиббелинов принесли в современный мир свою средневековую цеховую организацию. Есть сторонники Лютера и папы, взаимная неприязнь которых сильнее неприязни сторонников обеих течений к русской православной. Есть интересы Виндзоров и Альбы, которые не раз доводили сторонников до войн.
  Саму старую "добрую" Англию нельзя считать единой. Десятки семей выбрали среди себя средней влиятельности фамилию, провозгласили его королём, воздвигли памятник, но, тем не менее, семейные интересы ставящие во главу угла. Это англы или саксы? Отнюдь! Это клан со своими интересами. Финансисты и промышленники, военные и полицейские. Они очень сильно не ладят друг с другом и составляют единое государство лишь под воздействием внешней военной угрозы. Это их военная демократия.  Их целью является получение контроля над английским государством. Следующей - контроль над Европой. А Россия ... Россия потом. Поскольку Россия представляет угрозу лишь интересам отдельных семей. И не претендует на английские колонии. Своих территорий хватает. Не претендует Россия и на английские ресурсы. В крайнем случае - есть Польша. Интересная страна, население которой близко по духу русской культуре, по вере - итальянцам. Промышленность зависит от Германии, а управление поставлено полностью по-английски. Верхушка мечется между этими крайностями. Отсюда и страну лихорадит. Но, линия Англии пока побеждает. Так вот, Польша является катализатром в борьбе с Россией. Пока она существует под английским влиянием, господству Англии Россия не угрожает. Какой бы мощной страна не была. Пока мир не будет переделиваться.
Германия - тут другое. Страна с похожим на английский менталитетом. Но. в силу зажатости между мощными романским и славянским этносами, очень дисциплинирована по военному. С развитым карательным аппаратом. Стоит заметить, что пресловутая немецкая дисциплина сложилась в результате не только верований. Скорее, верования народа сложились под действием этой причины. Очень суровые наказания за отступление от принятых правил. При отсутсвиии свободных пространств и колоний, куда можно было бы укрыться от суровости наказаний.
Сама Германия тоже не единый организм. Здесь есть и финансовые воротилы. Работающие вместе с Лондон-Сити. Мощный блок промышленников. Силовики. Древние фамилии графов. Чья междуусобная связь так же крепка, как и взаимная ненависть. Страна, лишённая сырья колоний и новейших технологий. Однако, её человеческий потенциал огромен. Как и научный. Страна, которая тоже очень незаинтересована в развитии англо-российских связей. Есть блоки, опирающиеся на военных их штатов. Есть семьи, очень тесно связанные с южными регионами Европы. Страна, для которой Россия сегодня, как враг, неактуальна. Но, и опасна, как союзник Англии или Франции.
Франция, боле-менее единое государство. Даже с независимой военной силой. Опирающаяся на свои технологии и беспощадную экслуатацию африканских владений.
Единой Европа является лишь в воображении пропаганды.
Континент, который гораздо ближе к фантазиям Чапека с его амфибиями, чем к единой конституции ЕС.
Более того, ЕС - порождение  англо-американского капитала. Искуственно созданный монстр. Которому пытались привить единые ценности и единый интеллект. Парадоксально, но пытались ему это привить те, кто этими ценностями не обладает. Его объединяет единая военная машина и интересы банков. Единая машина пропаганды. И единая скрытая цель - жить в своё удовольствие. Владеть рабами для этого. Хотя бы для того, чтобы эти рабы иногда соседских за чубы таскали.
Хотя, и это - очень упрощённое понимание. Но, никак не "англо-саксонские ценности и интересы".