Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

Alexandr

Помнить!

9 мая люди празднуют день победы. День разгрома фашизма. День, когда резко уменьшилось число похоронок. День, когда усталые солдаты с матом упали спать. Как рассказывал отцу дед, служивший после войны год на аэродроме в Германии, тот год они спали. Какие там "изнасилованные немки". Солдаты спали, посылая ко всем матерям все учебно-боевые тревоги. Они хотели домой. Их дома ждали. Спали, просыпаясь, чтобы поесть.
В очередной раз рей...бундестаг отклонил предложение сделать 9мая днём памяти павших в борьбе с фашизмом.
Они не забыли. Они помнят. Во всех думах, рейхстагах и парламентах сидят потомки тех, кого разгромили. Потому память они постараются быстрее уничтожить.
На самом деле 9 мая фашизм не был разгромлен. Более того, в поездах с награбленным добром заслуженных и незаслуженных генералов фашизм катился в закрома тех, кто 91-ом постарается сделать всё, чтобы "баварское пиво" вытеснило с улиц квас из бочек. Фашизм разъехался по миру. Стремлением к сытой жизни, стремлением к обогащению за чужой счёт. Внедрением в умы собственной исключительности. Вместе с роялями герцогских замков Саксонии. Потому, что с шахтёров Силезии брать-то было нечего. Фашизм разъехался по стране вместе с дорогими товарами и раритетными книгами, которые не стали достоянием библиотек, но поменяли хозяев, осев в частных собраниях генерал-интендантов. Чьи потомки будут хранить память о дорогих побрякушках, как о цели любой войны.
СССР победил не фашизм, не его основу, но лишь его силовой блок. Фашизм в очередной раз изогнулся. И осел в головах кастовым генеральским неравенством. Осел в местных властных структурах. Финансовую основу фашизма СССР, увы, не разгромил. Создание очередного блока было лишь вопросом времени.
Сегодня те, кто постит фото бабушек в сетях тоже представляют основу этому явлению. Эти бабушки не безродные. Те, кто постит и есть их дети и внуки. Понаехавшие Иваны, родство забывшие. Всегда хочется спросить у авторов постов: "А ты что сделал для этой бабушки?"
Нашёл родственников? Поругался в собесе? Купил бабушке дров? Новую квартиру?
Сами дети этих бабушек с такой ненавистью или с полным равнодушием уничтожали страну бабушек.
Показывая фото "счастливых" пенсионеров из Германии тоже принсят полную сумятицу в головы. Где был снимок? На приём местного князька или в доме престарелых? Нет! Там таких фото не делают. В доме престарелых. Там, куда попадают уже более половнины "счастливых" пенсионеров Германии. А где же дедушка такой счастливой бабушки? Ответ может быть прост: умер. В те же пятьдесят. От рака горла. От угольной пыли. Сердце прихватило, когда понял, что нет ни детей, ни внуков и единственная дорога - дом престарелых. Вместе со "счастливой" бабушкой. Оплата за дом престарелых - свой дом. Который некому передать. Разве что внуку "счастливой" бабушке. Из рода владельцев земли.
Помнить! Фашизм не умер. Даже не затаился. Он везде, где есть психология избранного человека. Есть стремление возвысится за чужой счёт. Унизить ближнего.
9 мая - демонстрация очередному силовому блоку фашизма коллективной силы для отпора. Но, финансовая и психологическая составляющие не тронуты! Здесь каждый должен решить сам, где проходит граница фашизма. Силовой блок можно разгромить. Но, дракона фашизма эгоизмом разгромить нельзя.
Сегодня он осел в правящих залах. В головах тех, кто призывает забыть и глотнуть баварского. Постящих одиноких бабушек в сети. Вместо того же мешка картошки. Глотающих слюни, глядя на чужую жизнь и ничего не далающих для того, чтобы их жизнь была другой. Не роскошной. Но, другой! Без фашизма в голове!
Alexandr

Маразм окреп.

Сегодня по радио передали, что, мол, жалуются граждане, которые боятся вируса, на предстоящие праздники. Мол, встретятся, заразятся и нас пойдут заражать.
Они реально жалуются! Даже встречал таких немало. Сроду не имевшие детей и жившие в свое удовольствие на мировом рабстве.
И правление городов идет навстречу этой шизе! Как потакается движению меньшинств.
Те, которые шарахаются на улице от прохожих. Панически боятся других людей. Они получили полную свободу "самовыразится".
Государство не в силах признать, что кризис к вирусу не привязан. Что последние годы кризис зрел. Что тупо-жадное руководство партий палец о палец не ударило для его предотвращения. Да и не признает других способов, кроме войн со слабыми. Только слабых не находится. Потому запрещающими мерами пытается держать стадо. Иначе разбегутся.
На помощь приходят меньшинства со своими требованиями.
Запретить праздники - это уже паранойя.
Таким же образом, могут инвалиды требовать запрета спорта и вообще движения.
Зеленые уже получили дотации на "возобновляемые" энергии. Платить должны все остальные.
Мне чужд немецкий мир, несмотря на два десятка лет жизни. Но, требовать отменить религиозные праздники - тупость и абсурд. Это другая культура.
Открою очередной "секрет": здоровая жизнь это тоже культура. Это традиции спорта, совместной работы и посиделок с коньяком или водкой. Требовать от здоровых вести больной образ жизни - шизофрения. В которую впали власти от бессилия перед системным кризисом. Его усугубление.
Но, старый и больной мир гораздо ближе старой и больной власти.
Сегодня ввели масочный режим на пешеходной зоне нашего городка. Это означает .... что придется ходить в другие магазины. Чуть дальше. Зато прогулка. И тренировка для ноги. Маразм. В интересах больного меньшинства травить здоровое большинство. Маразм, который аукнется.
Alexandr

Ну.. как бы так.

Вчера и сегодня весь день по радио передают новость, что на мясокомбинате соседнего района обнаружился вирус у более чем ста человек. Паниковать по этому поводу нет необходимости. Меры будут приняты: на неделю позже откроют рестораны на районе. То, что до соседнего района пара километров - никого не волнует. Вирус признан не опасным. Тем более, через продукты не передается. Сами рабочие, в основном, иностранцы. Поляки всякие, румыны.
Потому здоровье проверять будут. Ежегодно. Ну и все. За исключением того, что цены на мясо и так повысили. Еще повысят. Вирус.
Это так. Чтобы вскольз один раз обьявить, что сегодня в России праздник. День победы. Над фашизмом. Который, как бы уже изжит. Точка.
Вирус "был найден" в районе, где традиционно сильно сельское хозяйство. И ... фашиствующие силы. Под эту вспышку отменить все празднования. Венки и прочую ерунду для властей. И прижать неонаци. Чтобы всему миру не показать, что проблему забили. Но она усиливается на фоне кризиса. Сам фашизм так и остается сплачивающей силой традиционного общества Европы.
А так... два деда. Две судьбы. Оба фронтовики.
Один пропал без вести в 42 под Орлом. В составе 184 пд. Документы найдены в архиве полевого госпиталя. Похоронен предположительно в братской могиле. Сержант. Наград нет. Благодарность. Бабушка ждала его до середины 80ых. Потом получила похоронку и повышение пенсии. До 81 рубля. В прошлом году дождь не пустил нас на могилу. Предполагаемую могилу. Поскольку оказалось, что во многих братских могилах останков нет. Собраны лишь фрагменты и документы умерших и погибших. По архивам.
Второй на карельском ранен в первых боях. В живот навылет. Его страшную вмятину на животе забыть не придется. Наград нет. Рядовой пехоты. Дослуживал в батальоне аэродромного обслуживания шофером. До 46го служил в Германии. В госпитале был больше полугода. До середины 42. Отец очень испугался, когда увидел идущего по деревне страшного человека в форме. Который захотел его схватить. Отцу было уже 6. Оставшееся время до пенсии работал путевым обходчиком в Сибири. Уехал, потому, что там сытнее было. И работы больше.
Мать своего отца не видела и не дожила до того дня, когда стало известно, что ее отец в плену не был. Не предавал никого. А умер от ран после боя в феврале 42го. Ей было меньше года.
Думаю, а если бы эти два человека ... одели бы маски от "вируса". Была бы Победа? Не знаю. Не уверен.
С праздником!
Alexandr

Праздник...

На католическо-протестантское рождество - десятки поздравлений. На эти пасхи - то же. Зайчики, крашенные яйца, травка зелёная какая-то. Ядовито-зелёная. Но, не в этом суть...
А вот на 1 мая - День Трудящихся - ни единого поздравления. Стыдимся, что трудится разучились? Вроде, каждый день на работе. Значит - трудящийся. 
Alexandr

Серая пустота.

Дождь. Серый, нудный. Даже не дождь, а какая-то серая пустота. Выходишь на улицу и через полчаса весь мокрый, как после душа. Хотя самого дождя не ощущаешь.Зима. Без снега. Серая пустота перемешивается с серой массой в голове и на улице. Зонт не помогает. Сыростью пропитано всё вокруг. Пространство, время, мысли. Сырость. Пугающая, безответственная сырость.
Сырость на улице. Сырость в домах. Сырость в поступках. Сырость в пространстве паутины. Желчная сырость. Мысли пропитанные ненавистью и безумием. Ненависть — сильное чувство. Но, пропитанная сыростью мысли становится тяжёлым и тупым, как будто, вместо острого ножа в мыслях оказывается тупая сосновая палка. Сырая, сытая ненависть. Она не может быть такой. Ненависть держит мысли острыми. Тело — голодным. Потому, как сжигает все запасы жира. Сытая ненависть подобна сытой пустоте. Сытый не может ненавидеть. Он просто боится. Оттого и жрёт. Вопли на просторах паутины подобны пустой серости. Они ненавидят. Строй, президента. Но, продолжают жрать. От страха. Кровавая гэбня у власти? Если бы она была кровавой, то автор не смог бы написать свой пост на следующий день. И он это знает. Потому, как сломанные пальцы не очень-то слушаются. А в камерах интернета нет. Хорошо ненавидеть человека, когда он далеко. И не слышит. Безопасно. И безответсвенно. Кивок на плохо представляемый в реальности запад стал визитной карточкой ненавистников. Это уже не ненависть. Это — реклама. Товаров, которых человек не смог купить. Наивность. Он и здесь их не купит. Вот в трансцедентной Швейцарии или Голландии... А кто был там? Кто работал на стройках тех «шедевров», видами которых пестрят рекламные агенства? Или о которых голосит радио «Свобода»? Оттяпавшее солидный кусок Праги под своё безликое представительство. И отстроенное отнюдь не «высококвалифицированными» рабочими «свободного мира». Чехами, в лучшем случае. За бесценок. Обученными по «социалистическим» технологиям. Под надсмотром, конечно, самих этих проводников неких ценностей.
Немцы так не пьют? Как так? Конечно, так, на улице — нет. Дорого. Кто был на их праздниках? Под сырым небом зимы. Под серыми, тупыми взглядами пьяной толпы. Даже поступки серые. А англичане? Судя по хвалебным отзывам — золотые люди. Ограбившие весь мир. А кто работал с англичанами? В барах? Где, обычно, прислуга не из квалифицированных. Часто не англичан. Тем есть что рассказать.
Кто-то уверяет, что никто из европейцев захватывать чужое не собирается. Нет предела серой пустоте в головах. Конечно, нет, особенно из наёмных рабочих. Если их спросить прямо. А если им указать на виртуальные три тысячи евро, которые можно заработать, оттеснив русских от залежей руд? Что и сделали. Из кожи вон вылезут! Нет, захватывать не надо. Только поработать бы на этих рудниках за подобную плату. Если там есть русские, то их уничтожать не надо. Выслать в деревни, чтобы они под балалайку плясали на праздник. А самим работать. Если русские не хотят — тогда купить и выслать уже со СВОИХ рудников. Именно под таким сценарием и начиналось всё мерзкое, что исходило из европейской серой массы. Вместе с дождями Гольфстрима, приходила и серость. В мыслях. Которая так заразительна, потому, что безлика и позволяет избежать кары за содеянное. Такой сценарий торжествует сегодня от Нигерии до Сирии. Уничтожать не хотим, но он просто мешает зарабатывать. Управляющим этими процессами уже сколько лет удаётся скрываться. От реальной ненависти. Потому, как ненависть — не серое чувство. Ей нужен предмет. Иссушающий душу, если она есть. В сетях эти души не видны. Как не видна их ненависть. Потому, как серое всё. Безликое. Переходящее в тупое оскорбление.
Есть ли лекарство от этой серости? Видимо, нет. Она в мыслях, поражённых безнаказанностью виртуального пространства.
Однако, и лекарство тоже может появится. У каждого своё. У кого-то — внезапное озарение. Попытка понять своё состояние. Самообразование, наконец. А у других — ползающее. На четвереньках. Которое с воплем «папапапа» забирается на колени и отгоняет всю серость. В мыслях. Даже на улице.