Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Alexandr

Наемная психология.

Недовирус выявил еще одну особенность социального развития мира. Психологическую. Которая особенно явно проявилась после развития капитализма.
Хотя, и ранее поднималась эта проблема.
Дело в том, что психологически наш мир разделился на два класса: хозяев и наемных рабочих.
Революции последних столетий и перевороты наших дней показали опасность нахождения людей с психологией хозяев у власти. Такие люди зачастую теряют контроль над временем, не замечая перемен и постоянную борьбу поколений.
Однако, не менее опасным является нахождение у власти людей с психологией наемных рабочих. Что четко показала "борьба с вирусом". Люди с подобной психологией работают лишь для обеспечения себя материальным. Они, как все псевдодемократические правительства напрочь лишены инициативы. Во главу угла ставя собственное благополучие и избегание опасности. У них нет общественных интересов. Кои заменяются личным малым подворьем.
Их задача - как можно дольше удержаться на рабочем месте, при этом как можно меньше напрягаться. Отсюда запреты на все передвижения во время вируса. Это проще и безопаснее.
Их отличает трепетное отношение к своей персоне и, особенно, к здоровью. Ибо только здоровье позволяет им работать. Ни стратегического мышления, ни тактической гибкости такие люди не имеют.
Психология наемного рабочего - полностью усредненного человека. Близка среднему классу торговцев. Поскольку их высшее стремление - попасть именно в эту группу. Однако, они напрочь лишены даже смелости начинать самостоятельно работать.
Их высшая инициатива заключена лишь в стремлении быстрее закончить ненавистную работу и закрыться от окружающего мира в стенах опьянения. Переложив ответственность за будущее на детей. Именно это мы и наблюдаем в действиях всех выборных органов. Лишь бы сегодня ничего не случилось - проходит красной нитью через все поступки и решения старых маразматиков от власти. Они могут быть физически и не старыми, но морально они уже устарели. В тот момент, когда пришли "во власть" психологически готовыми лишь выполнять работу за деньги.
Alexandr

Апокалипсис не наших дней.

Мы себе очень плохо представляем возможности общения и передачи информации в дописьменный период. Есть, конечно, исследования по мифам, сказкам. Есть археологические методы, позволяющие нам представить особенности технологий культур.
Но передача знаний в древние периоды для нас еще очень сложный вопрос.
Миф о всемирном потопе сегодня связывают с глобальным таянием ледников и затоплении нищменностей.
Миф о рае тоже можно привязать к этому периоду. Но, возможно, миф о рае преследует генную память о пещерах Африки. О зеленой Сахаре. О великом разломе и засухе периода выхода обезьяны. Мы не можем себе представить, что хранят в себе клетки памяти головного мозга. И очень слабо понимаем возможность наложения древнейших знаний на период мифосложения эпохи переселения. Есть ли вообще связь.
Ожидание конца света преследует человека на протяжении всей его истории. Эпидемии чумы и наводнения. Одна ночь и десяток деревень и городков исчезали в волнах в Германии и Голландии. Взрыв вулкана и Санторин. Цунами и Лиссабон. Порт Ройаль.
Засуха и вся Месопотамия с Хараппой. Целая цивилизация.
Концов света потому десятки.
Бессмыслнно искать корни мифа апокалипсиса. Здесь смесь и наложение реальности на сказания.
Потому сегодня все "прогрессивное" человечество так схватилось за вирус. Как очередной конец света. Оно к нему всегда готово. Миф о конце света наложился на реальность инфантильного современного развития. Количество информации не позволяет современному человеку взрослеть до применения своих знаний. А система образования не выработала методов сортировки информации.
Отсюда современный с миф о дистаеционном образовании, способном заменить школьное.
Но... образование есть процесс не только получения знаний, но и социолизации. Уменье в обществе отстаивать свое мнение. Потому процесс дигитализации образования очень выгоден узким кругам княжеских элит. Он не позволяет людям найти круги общения.
Начсберу надо как то напомнить, что в вузы идут не только за знанием. Но и за уменьем общаться. За организацией жизни. За внедрением своего мира в мир равных возможностей. Что многие открытия невозможны без спора. Что экзамены, которых так боялся начсбер, на самом деле позволяют собраться в критической ситуации. Повести за собой людей.
Интересно, что дача ближайших родственников ГГ на Иртыше представляет из себя деревянный комплекс за дубовым тыном. Полная архаика и страх перед будущим. Этому человеку доверить развитие попросту опасно. Он его боится.
Вирус показал тот уровень эгоизма, что достигло развитие личных качеств на основе учений Песталоцци.
Интернет толпа оказалась такой же, как и толпы парижских окраин.
Люди не доверяют друг другу и не могут положиться на свои знания. Эгоистичны. Поражены паникой, как и стада обезьян.
Тюремно-армейские привычки возведены в культ. При этом напрочь исключены армейское взаимодействие и научный подход к проблеме. Взаимным недоверием и эгоизмом.
Миф о конце света нашел своих последователей. Но еще не нашел причины.
Alexandr

Тоска.

Можно по-разному называть это состояние. Можно психологически придумывать и некие кризисы среднего возраста. Срывы и спады. Стрессы. Зависимости. Длящиеся постоянно. А можно просто прсыпаться по ночам и искать сна. Мучиться, что что-то недоделал. Что оказался чужим в мире. Не понимая ни движения, ни метаний его. Как этот мир не понимает твоих. Можно пытаться забыться в алкоголе. Потом, правда, примешивается ещё и чувство вины. Если, конечно, пытаться забыться, хоть временно выходя из запоев. Можно доказывать себе, какой ты крутой, рассуждая издалека о страшном и боясь реально перемен. Всё можно.

Это находит вечером, когда по мнению психологов человек наиболее уязвим морально. Когда он чувствует приблжение ночи и своию беззащитность перед ней. Саблезубые вымерли, но страх перед ними остался. И он беспричинно охватывает тебя. В чужом мире, в чужой стране, в чужом времени. Обвалакивает каждый сустав моральной болью. И становится тоскливо перед лицом вечности. В какую уходят твои друзья и родные. Вместе со страхом охватывает чувство вины. И тоска. Вот бы сделал всё не так. И не так. Что бы получилось? Чёрт его знает что. У времени нет сослагательного наклонения. Уходя друзья, уходят родственики. Остаётся тоска по ним. И воспоминания. Которые гонишь прочь. Потому, что опять возникают вопросы: а вот если бы поступил не так? Что бы было? Чёрт его знает что. И понимаешь, что ничего не изменишь. Только кретин-агент 007, заряжающий в 8-ми зарядный пистолет 25 патронов можно по-идиотски бросить: «Никогда не говори никогда!». А сам, в реальной жизни вдруг понимаешь, что никогда ты уже кого-то не увидишь. Никогда ты не сделаешь того или иного. Потому, что человека уже нет. Хорошего ли, плохого, но его нет. И он уже никогда не появится. Разве что во сне. Или в реалиях бессоницы. Когда сам чувствуешь вину за несделанное. Не только по отношению к этому человеку. Но и за всё несделанное тобой. За неспасённые тобой жизни. За растраченную попусту силу. И понимаешь, что винить некого. Но разум это не понимает. Винить есть всегда кого. Время, обстоятельства. Если бы он не пил. Если бы она не переходила дорогу там. Если бы он не нашёл верёвки. Если бы я раньше позвонил. Если бы остался дома. Если бы, да кабы. И ничего не изменишь, оставляя себе вину. Крутишься в постели под ровное дыханье спящих рядом. И ничего не можешь изменить. Находишь только слова извинений. Не понимая, за что. Хотя где-то глубоко чувствуешь, что виноват. Но как? Если был рядом. Если бы успел позвонить. Если бы не пустил. Если бы вовремя ударил. Это приходит не в зависимости от возраста. Только в зависимости от пережитого. Когда уходя ближние в никуда. И они уже не вернутся никогда. Кусаешь губы в бессилии. Ломаешь по старой привычке пальцы, готовясь к схватке. Но не с кем. И опять наступает тоска. Когда нет никого рядом. Хотя все здесь и никто никуда не уходил. Ты вссегда остаёшься один на один со своей тоской. Проходит время, но сама тоска никуда не уходит. Она только усиливается с очередной потерей. Опять приходит бессоница и чувство бессилия при полном сил организме. Опять задаёшь себе вопросы: а если бы не так, а если бы не пустил. Понимая в очередной раз, что ничего изменить не в силах