Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Alexandr

Подвал под бульваром.

Парижские бульвары. Прямые, как стрела, они олицетворяют собой старые оборонительные сооружения. Предназначены для стрельбы прямой наводкой картечью по бунтующему народу Парижа. Как ни что лучше отвечают своему первоначальному предназначению. Bollwerk - палисад. Насыпь на дамбе среди болот, укреплённая частоколом. В болотах Германии являлись искусственным укреплением возле бродов через многочисленные реки и ручьи. Деревянная башня на искусственном острове среди болот. Вокруг топи и враги. Обнаруженное археологами место первой битвы бронзового века произошла именно на месте брода. Скорее всего, на "бульваре". Десятки костяков, чей анализ уводит до юга Европы.
Кто победило и за что сражались бронзовыми мечами эти люди - покрыто мракам времени. Одно ясно - на тесном пятачке схватились в кровавой битве люди. Между собой. Без обходов манёвра. Толпа на толпу. Среди болот. Зарождение городской вражды. "Бульвар" против "варваров". Рим против галлов-кельтов. Толпа на толпу.
Здесь зарождалось актёрское мастерство города. Среди болот. На холмах. Римский легион - вершина воинского мастерства города. Зажатого в теснины улиц, ущелий и болот. Римский легион - победитель теснин. Теряющий силу на просторах степи. Лес и горы - его стихия. Актёры - его главные герои. Солдатские императоры - вершина актёрского мастерства древнего Рима.
Узость горных теснин и ущелий городов порождает Голливуд. Весь мир театр и люди в нём актёры.
На бульваре нельзя показывать своё истинное лицо. Кровная месть за обиду и враги, окружающие город. Дикие звери, болота, нечисть. Ведьмы и стрелы охотников. Город стреляет в ночь дробью стрел. Огненных стрел. Вокруг города - смерть. Рабство. Город даёт надежду слабому. Требуя взамен полную покорность законам города.
Сама страшная казнь - изгнание. Тогда - медленная и мучительная смерть. От голода и страха. В лесу выживает сильнейший. Лет до тридцати. В городе - хитрейший. До ста. Город разделён на гетто. Он изначально образовывался из гетто - господских дворов. Слуга на слугу. Крепкие стены внутренних замков спасали слабых. До прихода хозяина.
Город требует неукоснительного подчинения. Иначе - изгнание. Отряды СС - порождение города. Легион - порождение протогорода. Где щит соседа и крепкие стены служат спасением. Приусловии полного подчинения. Не думая. Рубить сплеча. Жечь ведьм. Костёр инквизиции - порождение города. Где для самой ведьмы самым страшным наказанием являлось изгнание. Страшнее костра.
Все эмоции, которые не служат интересам города - в подвал. Не на выселки. Выселок нет. Там - владение ведьмы, князя или другого города со своими актёрами. Всё в подвал. Сегодня в немецком языке остались отголоски начала актёрского мастерства. Всё не угодное городу - в подвал. Потом город даст добро. На русских равнинах.
Маска на лицо. Остальное - в подвал. Im Keller - жалость, доброта. Прямота и честность. В подвал! В городе выживает не только сильнейший. Даже не столько, но хитрейший. Тот, кто глубоко в подвале спрятал истинное лицо. А на лицо нацепил маску благочестия.
Самые глубокие подвали - в монастырях. Именно оттуда до нас дошла та европейская история и культура, которую мы знаем.
Культура монастырей. Культура князей. вместе с этой культурой в подвале были похоронены истинные эмоции. Которые не должны мешать держать копьё на бульваре.
В подвале хранятся секреты. Лишь в подвале человек Европы становится самим собой. Копии железных дорог длиной в километры. И рабыни. Куклы. И наборы инструментов. Всё в подвал. Отгороженный толщей земли от соседей.
Популярность интернета и маски на лице. Маски, ктоорые так привычно натянуты до глаз. Независимо от "эпидемии". Они носятся с рождения. Они так популярны и снимать их никто торопиться не будет. Под тряпичными масками не нужна дежурная улыбка. Раньше основа безопасности от дурного взгляда и от опасного слова в сторону князя. Сегодня - основа работы с клиентом. Который всегда прав, хоть и всегда козёл. Последнее говорить нельзя. В подвал! Год от года - всё в подвал. Актёрское мастерство - залог жизни в городе. Маска для дома и для улицы. Тряпичная облегчает жизнь. Она одна. Вечная маска страха.
Бульвар держит в узде население болот. Маска держит в узде человеческие эмоции.
Вокруг враги. Ведьмы. Дикие звери. Запрещается всё, кроме разрешённых вещей.
Геббельс - порождение промышленного города. Мощи его стен. Свежий воздух степей закрывают городские степи. Мудрость пространства - слова Геббельса. Информация извне идёт только через Геббельса. Не верь глазам своим! Это может быть опасно. Опасно всё, что запрещает город. Независимо от здравого смысла. Его нет в городе.
Основа города - бульвар. И эмоции в подвале. Они извлекаются по приказу города. Единственно, что всегда разрешено - ненависть к внешнему миру. Оттуда приходят враги. оттуда приходит обман. Остальное всё - только по приказу.
Доспехи всегда на теле - привычка города. В узости улиц - они единственная защита от кинжала из подворотни. Потому они всегда на теле, как и маска. Меч, кинжал, арбалет и короткое копьё. Конь в доспехах. Рыцарь - городской боец. Ему не нужна выносливость. Ему не нужен зоркий вгляд. Ему нужна бригантина, кираса и меч. От которого нет спасения в одиночном бою на узких улицах. Лук не нужен. Сабля для удара с оттягом не нужна. Нужен железный веер.
Остальное - в подвал. Человечность и клетка для рабов. Доброта и черепа врагов. Всё в подвал. Который тянется по всей длине бульвара. Под ним.
Alexandr

Приметы уходящего.

Если прошлые годы оставляли на память в многочисленных карманах вещи, представляющие хоть какую то ценность. То этот год пустой.
Как приятно было вытащить из кармана теплой куртки мягкие перчатки в прохладную осеннюю погоду, забытые там годом ранее. Пара монет, завалившаяся в глубину теплых брюк, делали эти брюки гораздо теплее.
После этого года в карманах одежды останутся маски. Маски и еще раз маски. Марлевые и тряпичные. Белые и голубые. Грязные и новые. Все свалявшиеся в кучу. Не нужные. Напоминающие о страхе. Панике. Тупом нажиме СМИ.
Если прошлые годы как то вспоминаются горстью семечек или старым чеком на покупку вкусной мелочи, то остатки этого года хочется уже сейчас вытряхнуть из кармана памяти. Вместе с лицами тех паникеров, которых ранее считал думающими людьми.
Пустота года. Лишь маска. Весь мир - театр. Это выражение как нельзя лучше подходит. Актеры оказались неграмотными бездарями, а режиссеры - трусоватыми паникерами. Выбросить их, как старые маски. И наполнить карманы мелочью, мягкими перчатками, орехами. Тем, что так приятно окажется вытащить в следующем году.